Ундина  

18.11.2014  21:47

Предыдущая глава

Люди оглядываются, кто-то даже смотрит на меня. Я опускаю глаза и смотрю в пол, до тех пор, как откуда-то справа не раздаётся женский голос. Голос не очень звонкий, но и не хриплый. Обычный голос, какой можно услышать на улице, ничем не примечательный голос. Он произносит: «Пожалуй, начну я».

Я смотрю в сторону говорящей женщины - нет, скорее девушки. Ей около двадцати, концы светлых длинных волос выкрашены в травянистый зелёный цвет (почти под цвет глаз), на лице видны шрамы от прыщей или оспы. Она довольно плотного телосложения, но не кажется ни полной ни тем более толстой. Одета в голубой свитер с высоким горлом, голубые же джинсы и ботинки без каблука. Пока я рассматриваю её, она начинает свой рассказ.

- Всем привет. Меня зовут Л… - девушка запнулась, - Ой, Ундина! Сперва я хотела назваться Русалкой, но я определённо не это милое существо с рыбьим хвостом - скорее хищник, утаскивающий под воду свою жертву (по крайней мере я так считаю, хотя жертв у меня ещё не было). События, которые привели меня сюда начались недавно, но начну я издалека. Говорят, все проблемы и комплексы идут из детства. Наверное - не знаю. Когда мне было пять я не боялась ничего - ни смерти (тогда я о ней не знала), ни болезни (я и сейчас почти никогда не болею), ни предательства. Мама и папа любили меня и заботились обо мне наверное, я была им дорога, хотя я до сих пор не понимаю почему. В шесть лет я пошла в школу, и впервые столкнулась с настоящей жестокостью - вы знаете, каким жестокими и злыми бывают дети? Я знаю.

Однажды я одна пошла домой из школы - дорогу я знала, и решила проверить - смогу ли дойти самостоятельно. Было тихо, только откуда-то издалека доносился весёлый смех и детские голоса, конечно же, они привлекли меня, и я пошла туда. Чем ближе я подходила, тем отчётливее становились голоса, но к ним примешивалось ещё кое-что: визг. Жалобный крик животного о помощи. Ребята были немногим старше меня, и они убивали щенка. Я бросилась к ним, начала оттаскивать их, кричать, плакать, царапаться, но они продолжали пинать маленький комочек шерсти до тех пор, пока он не замер в лужице крови… - несмотря на трагичность событий, Ундина рассказывает сдержанно и жёстко, как будто пересказывает историю из книги. - Тогда-то я и узнала, что такое смерть. Мама нашла меня позже вечером, оплакивающую внезапную потерю существа, которое даже не было моим другом. Я была очень чувствительным ребёнком.

С тех пор я стала ходить грустной и почти ни с кем не разговаривала. Я смотрела в глаза людям, и не видела в них ничего доброго или хорошего, я видела лишь жажду, голод и другие животные потребности. Конечно, сформулировала эту мысль я ближе к девятому классу, когда уже была подростком. Я писала стихи. Сотни стихов. Вдохновение приходило внезапно, заставляло брать ручку или карандаш, и аккуратно, методично вносить в тетрадь всё то, что бурлило в моём мозгу. Иногда получалось плохо, иногда - отлично, но я никому никогда не показывала своих стихов.

Когда умерли мои родители мне было семнадцать, и с того возраста я начала задумываться о том, что мне стоит последовать за ними. В этом мире меня никто не любил. Наверное, отчасти от того, что я сама избегала людей, напуская на себя грозный неприступный вид, хотя я желала любви больше всего на свете, даже больше, чем воссоединения с моими родителями. Однажды, переживая очередной приступ тоски по родителям, я рыдала на скамейке в парке. Эти приступы были настолько сильными и непредсказуемыми, что заставали меня практически в любом месте - в школе, среди хохочущей и матерящейся толпы подростков, дома, в одиночестве, и на улице, когда я выбиралась на недолгую прогулку, оторвавшись от учебников, тетрадей и сериалов про счастливую жизнь.

Так вот, пока я плакала, я не заметила, как рядом со мной на скамейке оказался парень. Здесь, наверное, никому не важно как его звали, и я не буду назвать ни имени, ни фамилии, я просто скажу, что тогда он показался мне очень хорошим. Он успокоил меня, мы долго с ним говорили о всякой чепухе, и я так привыкла к нему, будто знала его с самого младенчества. Потом он проводил меня до дома, и больше я его никогда не видела. Понимаете?! То есть вообще никогда.

Я бродила по городу, часами ждала на той скамейке, где мы встретились. Я понимала, что мы ни о чём не договаривались, ничего не планировали, но я надеялась встретить его! Хоть где-нибудь в этом проклятом городе! - Кажется, нервы Ундины начали сдавать. Она раскраснелась, глаза заблестели от выступающих слёз, но рассказ она не остановила. - Я искала его, часами бродила по городу, заглядывала в лицо каждому прохожему, я помнила его на сто процентов точно. Его голос, его запах, его манеру вести себя, которую уловила за наше недолгое общение. Мне тогда казалось, что я влюблена, что я обезумела, и что сейчас именно он пройдёт мимо меня в толпе одинаково ненужных мне людей.

Через полгода я решила, что всё напрасно и, хотя жизнь сулила новые перспективы - учёба в университете в другом городе, работа и карьера; я вытряхнула из сумки все вещи, натолкала в неё побольше кирпичей, с трудом перекинула через перила моста сначала её, а потом и себя... И так я стала самоубийцей. К сожалению, всё снова пошло не так, как я планировала: какой-то самоотверженный идиот прыгнул вслед за мной, освободил меня от пут сумки, и вытащил на берег. Я, конечно, наглоталась воды, и пару дней провела в больнице. А после того, как меня выписали, мне посоветовали походить в новый анонимный клуб. Вот так я и оказалась здесь.

- Давайте поаплодируем Ундине! - Зверёк замолкает для того, чтобы каждый в комнате похлопал в ладоши. Это кажется странным, но вроде как поднимает моральный дух. - Ундина! Твоя история очень грустная, - говорит Зверёк, - и, мне кажется, сегодня и в дальнейшем мы будем слушать не менее грустные истории, но я верю, что это поможет нам справиться с нашей общей большой и страшной проблемой, нашей страстью к лишению себя жизни. Ну, кто согласен со мной?

В глазах некоторых людей читается: "Я", некоторые люди опускают глаза, и покрепче сжимают пальцы в замок, Ундина смотрит на Зверька, Зверёк улыбается.

- Для того, чтобы начать реабилитацию, нам нужно ещё как минимум две истории, - говорит Зверёк, - это поможет нам понять что толкает людей на самоубийство, и когда-нибудь - кто знает - клуб анонимных самоубийц перестанет существовать! Итак, кто ещё

готов рассказать нам свою историю? - Зверёк осматривает сидящих в комнате, кивает каждому и дружелюбно улыбается.

Кажется, кто-то решился: я краем глаза вижу, как со стула рядом поднимается мужчина.





Клуб  

18.11.2014  21:33

Примечание: начал писать повесть. Ещё год назад родилась идея. Пишу ну ооочень медленно, выкладываю сюда в блог по главам в порядке написания. Возможно, будут ещё дополнительные материалы (описание персонажей, наброски, мысли и т.п.). Итак...

Вот я и дома… За два месяца, пока я лежал со сломанной ногой, а потом - со сломанным мироощущением и гигантским грузом на сердце, хлеб успел превратиться в заплесневелый сухарь, молоко прокиснуть, а посуда в раковине окончательно отмокнуть. К тому же, в квартире поселился паук, который старательно сплёл свою паутину прямо перед входной дверью. Я стою в прихожей, и убираю со своего лица липкую паутину, которая никак не хочет отлипать. Прохожу в зал, потом в спальню - везде беспорядок. Помню, мы уходили в спешке, хотели прибраться, когда вернёмся, но… Случилось то, что случилось.

Застилаю постель, ложусь сверху и смотрю в потолок. Одиноко. Грустно. Проходит пять минут, десять. Я встаю с постели, собираю разбросанные вещи, складываю их в шкаф как попало - лишь бы они не валялись по всей комнате, не напоминали, что кроме меня здесь был ещё кто-то. Стираю пыль с телевизора, включаю какой-то канал, чтобы в квартире не было так мертвецки тихо. Под шумовой фон, исходящий из динамиков телевизора, уборка идёт быстрее. Я мою посуду, выбрасываю сгнившие и протухшие продукты. Так проходит несколько часов. Уставший, я падаю на постель - и тут раздаётся телефонный звонок. Номер мне неизвестен, но в последнее время мне много кто звонит - не друзья и знакомые, а следователи и психиатры.

- Добрый день! - раздаётся в трубке женский голос.

- Да, слушаю вас.

- К сожалению, я не могу представиться. Я звоню по поводу назначенной вам реабилитации. Клуб будет собираться по адресу, который я пришлю смской.

- Хорошо. Спасибо.

- Не за что! Первое собрание сегодня, в семь вечера. Не опаздывайте!

- Постараюсь.

- До встречи в Клубе!

- До свидания.

Практически тут же мне приходит сообщение с адресом Клуба. На часах полседьмого, добраться до места можно за пятнадцать минут. Я встаю, надеваю куртку и выхожу из дома. Приду чуть пораньше - ничего страшного.

Я иду неспеша, как бы прогуливаясь по городу. Его виды будят во мне болезненные воспоминания. К примеру, по этой самой улице мы шли с ней в театр, взявшись за руки, на этой самой скамейке сидели обнявшись, пытаясь согреться холодным вечером. Я прохожу врезавшиеся когда-то в мою память фонтаны и скверы. Город очень красивый и очень старый; в детстве мне казалось, что городу примерно столько же лет, сколько самой планете - много. Очень много. Время подходит к семи, я слегка ускоряю свой шаг, и вскоре оказываюсь перед старым двухэтажным зданием, на табличке с номером дома указан именно тот номер, что и в сообщении, присланном мне неизвестной девушкой. Я открываю тяжёлую дверь, и вхожу. Внутри слегка прохладно и свежо, на листике бумаги, висящем на стене, напечатана стрелка с надписью "Клуб". Странно, что больше нет никаких указателей, ведь здание определённо предназначено не только для встреч какого-то там Клуба. Я иду по направлению, указанному стрелкой, и попадаю в просторное помещение. Из обстановки в нём только небольшой письменный стол и составленные в кружок складные стулья. За столом сидит черноволосая девушка, и заполняет какие-то бумаги; почти все стулья заняты людьми. Я вхожу в круг и сажусь на свободный стул. Люди вокруг меня молчат, не разговаривают между собой, не смотрят ни друг на друга ни на девушку за столом, кажется, никому не важно что происходит. Через несколько минут в комнату входит парень, оглядывается и садится на последний свободный стул. Похоже, Клуб в сборе.

Девушка отрывается от своих бумаг, оглядывает присутствующих, и встаёт из-за стола:

- Всем привет! Это первое собрание нашего Клуба (и, надеюсь, не последнее). Я вижу вас впервые в жизни, наверное, и вы меня тоже, но за следующие несколько месяцев мы должны узнать друг о друге практически всё для того, чтобы справиться с нашей общей проблемой. Думаю, мы все знаем ЧТО это за проблема… Для начала, нам всем стоит познакомиться. - При этом девушка перебирает бумажки, лежащие на столе. - Прошу не называть своих настоящих имён и фамилий, а ограничиться прозвищами или псевдонимами. В связи со спецификой нашего Клуба, каждому из нас придётся заполнить небольшую анкету и указать свой домашний адрес. Да, понимаю - звучит глупо - но это нужно для нашей же безопасности. Надеюсь, все мы здесь станем хорошими друзьями. - Девушка улыбнулась, и раздала каждому, сидящему в комнате по листку бумаги, расчерченному в мелкую клетку. - Пока вы заполняете анкеты, я расскажу немного о себе, поскольку свою анкету уже заполнила. Вы можете называть меня Зверьком - это будет моё прозвище. На время существования клуба я буду вашим куратором - самым стойким членом клуба. Если честно, на самом деле я не пыталась совершить то, что сделали вы (хотя часто очень хотелось), Клуб мне не назначен ни судом, ни психиатром; я пришла сюда сама - в надежде помочь вам. Я вовсе не психолог, и никогда не хотела стать психологом; я не могу заниматься только Клубом, и днём и ночью поддерживать вас, отвечать на ваши звонки, но мне грустно наблюдать, как люди губят себя - кто-то из-за мелочей, кто-то из-за более серьёзных проблем, но все - напрасно. В любом случае, каждый может найти в себе силы пережить то, что происходило или происходит, каждый может собрать волю в кулак и справиться с любой проблемой. Я считаю так. Ну, кто первый расскажет нам свою историю?!

Следующая глава





Венера  

03.11.2013  13:20

У тебя в глазах тоска цвета неба, 
Печаль цвета солнца, боль цвета моря, 
И осень вернулась в сердце, как долго 
Мы будем стоять под дождём жёлтых листьев, 
Сжимая ладони друг друга? Снежная кожа, 
Углы, дуги, прямые линии, комбинации 
Чёткого и размытого, больше не нужно 
Слов. Я и так всё знаю, причём довольно долго; 
Короче выдохи. Пар застывает в воздухе, 
Ложится цветными плёнками на кожу, знаешь, 
Даже если ты веришь, ложь остаётся ложью, 
А правда правдой. Всегда. В точности 
Передал изгибы: я помню пальцами 
Каждый сантиметр твоего лица, но этой 
Скульптуре я вместо глаз оставил провалы. 
Камни не плачут, наверное, просто не могут - 
Трескаются сильнее, ломаются, стонут, рычат, 
Ровные грани со временем размываются морем: 
Ты в мягких линиях, не привлекающих взгляд. 
Мятое покрывало опавших листьев, лОзы, 
Опутывающие ладони, сковали движения. 
Наши холодные пальцы сомкнулись прочно, 
И мы опускаемся наземь в изнеможении. 
Розовое и жёлтое. Небо, закаты, приливы, 
Вырванные с жилами, с мясом конечности. 
Венера! Помнишь, какой была приятной и милой? 
Я пред тобой на коленях с мыслью о вечности. 
Глажу, тяну движение от глазницы до кончика губ, 
Знаешь, довольно легко было бы бросить тебя - 
Пустую, на том берегу, где соль изнутри 
Всё доброе, милое - выела... 
Может и не нужны эти слёзы? Или это просто капли 
Брызг на твоих щеках? Вот мимо прошла 
Красноглазая осень, блеснув рыжиной в седеющих 
Волосах. Замёрзнешь, наверное. Я поднимаю на руки 
Тебя, невесомую - очень легко нести. Туда, на закат, 
Где невыносимые муки. Туда, где всё камень, 
И скоро зима. Прости.





Отрицание  

11.04.2013  19:26

Крылья, выкованные из металла, тянут на дно;
Слышишь - связки стальные ржавые,
Голос скрипит - мы остаёмся на грани грубости,
Наши лица и спины шершавые,
Ты проводишь по щеке ладонью, и вскрикиваешь от боли...
Чувствуешь, кровь чертит графики тонкой линией?
Красное - значит больное и сломанное;
Жаль, что мы никогда не станем другими,
Не разрушим то, чему не знаем имени,
И всё плохое из сердца клещами не вытащим.
Там, где огонь превращается в искры и гаснет,
Ты гадаешь по болотной жиже и слышишь
Голоса людей, не познавших счастье,
Слышишь, как вчера превращается в сейчас,
И как завтра не выживет ни один из нас...
Страшно смотреть в глаза - они стали матовыми,
Не понимаю как можно дышать, если
Чёрным дёгтем кровоточат царапины,
Слышишь? Нет, ты не слышишь - надо же
Я перехожу на крик, пытаюсь разложить на спектры радужку,
В моей спине жгут из острой проволоки,
Горячие прутья жгут, подпаливают кожу,
Но я не скажу, нет - не скажу, я ничего не знаю!
Боже мой! Да забери уже эти клятые крылья,
Пожалуйста! Не оставайся с нами...





Кай  

29.11.2011  19:56

Наступает зима, и меня тянет на старые сказки...

 

Дождь превратился в осколки, град в стрелы,
Город вчера серо-чёрный стал белым,
Только сегодня я понял что я наделал,
И как виноват перед своей тёплой Гердой.
Из острых ледышек "ВЕЧНОСТЬ" никак не сложится,
Ты не дошла - твои косточки волки гложат,
А я с королевой целуюсь, и мне не холодно,
Но скоро и я обязательно сдохну от голода.
Кто-то скользит по залу, стучится в двери,
Лёд вместо стёкол стал матовым от метели,
Где-то за городом псы заскулили, но мне ли
Бояться, ведь все уже обледенели.
Шёпоты дышат мне в шею холодным паром:
"Мальчик мой, двигайся ближе, будь со мной рядом,
Скоро весна, я вернусь с королевской свитой,
Расплавь моё сердце, и мы будем навеки квиты".
Чувствую, что-то со мной не так, становлюсь всё жёстче;
Снежный король. Зима. Бледный, страшный, тощий.
Где королева? Она полюбила розы,
И каждое утро льёт перед ними слёзы...
Я разбиваю гладкие зеркала. Не больно.
В клетке грудной столько грусти, отчаяния столько:
Гадкий предатель, глаза посерели от стали,
Сердце замёрзло и сжалось в комок от печали;
Если бы Герда была осторожней чем я
Время от времени посылал ей быстрых оленей,
И не было настоящих причин замерзать в пустыне
Снежной, на северном южном полюсе, где-то между
Чёрным небом, и белой землёй... Я упал на трон,
Льдинки рассыпались, капнули слёзы что же?
Вышел осколок, только Кай вот совсем не тот -
Я немощный и седой с синей холодной кожей.
Замок заносит снегом, морозы крепчают,
Холод поможет забыть - он стирает всё,
Плачет моя королева над розой чайной,
А я предал Герду, и знаю, что прЕдам её.





elgarf на сайте
Аватар elgarf
Мистер Смирнов Александр Юрьевич
из города Коркино
4 уровень 1042 опыта

RSS

О себе
Программист/видяшник/и ещё много кто
Навыки и умения
проза, поэзия, рисунки шариковой ручкой, программирование
Состоит в сообществах
Комментарии
Аватар elgarf elgarfСердце  10.05.11  15:41

Добавил картинку с вертикальным разрезом

Аватар elgarf elgarfСердце  10.05.11  05:48

мне тоже больше первый нравится, но вдруг)

Аватар elgarf elgarfЛюди-деревья  04.05.11  20:51

Властелин колец я читал и смотрел, а вот про Нарнию не смотрел) Вообще, это от песни ...

Аватар elgarf elgarfЗоопарк  05.03.11  14:31

:)

Аватар elgarf elgarfВернулся  16.02.11  17:26

Спасибо) только я не уверен, что он закончился

Нет интернет соединения! Сохраните данные.