Кот с яйцами  

24.12.2010  11:27

В одном небольшом городишке Б. стояло военное лётное училище. И не просто стояло, а работало! Обучало, воспитывало, развивало, строило. В общем, производило новые ценные кадры для Армии.
И был у того училища начальник. Некто полковник Смирнов. Мужик, конечно, хороший, но до определённой степени. Уж больно он не любил, когда чужие люди его вещи трогали.
Так не любил, что свой китель и фуражку всё норовил в сейф запрятать. Придет, бывало, курсантам лекцию читать, а сам глазами – зырк-зырк! А нет ли поблизости сейфа какого, ящика, на ключ запирающегося, или хоть полочки какой-нибудь высокой, чтоб его добро не достал никто?
Да только в училище отродясь никто сейфов, ключей или полок высоких в аудиториях не видывал. По уставу было не положено. А раз не положено, то тут хоть изогнись трижды, хоть морским узлом завяжись, а не выйдет вещи от воров схоронить. Не выйдет – и всё тут!
Так вот посмотрит, посмотрит Смирнов, очами по кабинету поводит, да и приспособит фуражку поверх учебника по тактике, китель на стул повесит, сам сядет и до конца занятий с этого стула не сойдет. Стережет…
Но однажды в пору странного курсантского поветрия подзабылся Смирнов. То ли подвыпил, то ли жена родила, то ли тёща померла, но факт остается фактом – забыл начальник училища фуражку свою схоронить.
…Приехал полковник Смирнов на аэродром. Проверить, как у его подопечных практика проходит. Зашел в лётную столовую перекусить, а фуражку (страшно сказать!) на вешалке при входе оставил. Мол, специального сейфа на аэродроме для фуражки днём с огнем не сыщешь, полки тем более. Так чего время на поиск оных тратить? «Всё равно проверка – недолгая, столовая – для офицерского состава, а там люди вроде как проверенные» - заблуждался полковник…
А в это время среди курсантов мода пошла фуражки снутри разрисовывать. Увидят юные лётчики какой головной убор беспризорный, достанут ручку с фиолетовыми чернилами и давай на внутренней стороне картинки малевать! Кому медведя, кому зайца, кому лису, кому словеса непотребные, а кому и просто - «Вася – дурак!», даже если хозяина фуражки и не Василием звать. Намалюют, а сами – в сторону! Наблюдают, смехом тихонько заливаются, настроение себе поднимают.
А тут ведь такой случай – сам полковник Смирнов, начальник училища, приехал! Да еще и форменный головной убор свой без присмотра на вешалке забыл… И решился шутник один изобразить на высокого звания фуражке картинку. Но не медведя, и не лису, и даже не словеса непотребные. А то, что никто и никогда не малевал еще – кота с яйцами…
…Откушал полковник Смирнов чаю с булками сдобными, да и собрался было к проверке приступить, как вдруг обнаружил, что фуражка его с кокардою как-то странно на вешалке висит. Очень подозрительно. Словно кто чужой её трогал.
Взял осторожно Смирнов свою фуражечку, повертел ее, со всех сторон внимательно осмотрел… И вдруг увидел кота! Да не простого кота, усатого там иль полосатого, а кота с яйцами! Сидит фиолетовая шкодливая тварь внутри фуражки, зубы скалит, язык кажет да кое-что на всеобщее обозрение выставляет. Фу! Противно!
И закричал тут полковник зычным голосом: «А дать подать сюда всю роту, разлюбезную! Время строиться настало!» И пришла рота. И построилась. И скомандовал Смирнов: «СМИРРРНА!», и снял фуражку свою. Показал всей роте кота с яйцами, пронеся пред рядами, и сказал громко:
- Видели?!
- Так точно, товарищ полковник!
- Больше ничего не рисуйте! Ибо – уже занято!...

Нет, всё-таки хороший был мужик – полковник Смирнов, начальник военного лётного училища города Б.





Серафимово чудо  

23.12.2010  22:10

В одном не большом и не маленьком, не крупном и не мелком городке N. жил да был, проживал попик один – отец Серафим. Жил как все служители церкви: приходик на отшибе, матушка пухловатая да дочки три, мал мала меньше. В общем, жил не богато и не бедно, не то чтобы голодно, но и не совсем сыто.

И была у отца Серафима мечта – купить автомобиль, чтобы ездить по деревням да сёлам близлежащим и свет слова божия народу нести. Молил он об этом всех святых угодников, архангелов Михаила и Гавриила, Богоматерь терпеливую, Отца с Сыном, а порой даже Духа Святого. Самого! Молил, молил отец Серафим о чуде транспортном, просил, просил… Да только молчали небеса. Молчали святые угодники. Молчали архангелы Михаил и Гавриил. Богоматерь терпеливая молчала. И даже Святая Троица на вопросы попика усердного не отвечала. Вздыхал тогда отец Серафим и с удвоенной силой начинал поклоны бить.

Бил год, два, три… Пять лет бил, семь… А на десятый год порешил не словом, но делом до небесной обители достучаться и стал экономить. Экономил на свечном воске, экономил на времени службы, экономил на электричестве, на хлебе и соли. И даже на спичках, и тех экономил. Авось, увидят там серафимовы старания да осенят его милостью своею благодатною, и получит он за труды своя чудо дивное, четырехколёсное.

И надо сказать, там старания отца Серафима увидели. За год накопил-таки попик сумму нужную и купил автомобиль. Не старый и не новый, не навороченный, но и не совсем уж ведро ржавое, - жёлтую обычную «Ниву», чтоб проехать можно было и в городе, и в деревне, и по полю чистому, и по лесу густому.

Поездил с месяц отец Серафим на «Ниве» своей, да и удумал машину усовершенствовать. Мол, всё живое стремится к идеалу небесному, а значит, ему, как церкви служителю, сам бог велел. Вот с божьей помощью и поставил попик на «Ниву» желтую двигатель от «Ленд Ровера» и стал не просто по дороге ездить, а лететь аки ангел желтый, солнечный, развивая скорость великую до 200 километров час и выше. За скорость эту и прозвали прихожане «Ниву» желтую серафимовым чудом.

Вот ехал как-то отец Серафим на чуде своем по трассе с похорон. Ехал и про себя молился за упокой да за здравие. Молился, молился и забылся – утопил педаль газа в пол самый и развил скорость 230 километров час. А что? Шоссе новое, отремонтированное, ни ям, ни колдобин - едь себе да посвистывай.

Опомнился попик лишь, когда радар, близ дороги поставленный, увидел. Сбросил скорость до 80 километров в час, но было уже поздно. Засвистели, закричали гаишники, палками своими полосатыми замахали, дескать, останавливайся нарушитель злостный, сейчас тебя штрафовать будем! Делать нечего, со служителями закона и порядка земного не поспоришь – остановился отец Серафим.

Вышел из машины права предъявить и случайно крестом на солнце заблистал. Увидели крест сей гаишники да одежды церковные, православные, опешили.

- Что ж вы, батюшка, - говорят, - нарушаете?

- А я не нарушаю, - ответствует отец Серафим. – Я еду себе с положенной скоростью.

Посмотрели гаишники на спидометр – и верно, скорость обычная. Однако радар-то их кажет другое. 230 километров в час, хоть убейся! Кому верить? И решили поверить своему хитромудрому прибору.

- Э нет, - твердят, - батюшка, нарушае… те… - и замолкли вдруг. Посмотрели – ан пред ними «Нива» обыкновенная! А скорость у неё, хоть наизнанку вывернись, а выше 100 километров в час по идее никак не подымется. Ну 138, ну максимум 150. Но не 230 же!

- Батюшки светы! Да быть такого во веки вечные не может, чтобы «Нива», да еще и желтая, с такой скоростью катилася! – воскликнули гаишники. – Да что же это? Да как же так???

- А это, сыны мои, - сказал отец Серафим, поглаживая бороду, - Чудо Божие, что открылось вам, простым гаишникам. Воззрите и уверуйте!

И уверовали гаишники, и отпустили отца Серафима восвояси, рассудив, что штрафа с бога за содеянное не возьмешь, только дорогу в ад себе вымостишь. Но оно и правильно, ведь пути Господни неисповедимы…





Гомункулус-из-кружки  

23.12.2010  22:09

Однажды в одной дизайн студии в старинном городе М-ске родился Гомункулус-из-кружки. Прямо во время рабочего дня. Вот только никто не заметил этого знаменательного события, даже гениальный, но слегка сумасшедший дизайнер Вантузов, в чьей кружке и была зачата новая жизнь.
Просто когда-то давным-давно Вантузов, испивши пакетошного чаю без сахара, оставил свою кружку в зеленый горошек на полке между дисками со старыми версиями Photoshop -а, карандашными огрызками и засохшей надкусанной булкой. Оставил прямо с чайным пакетиком и донной жижкой. Оставил и… забыл.
Кружка погоревала день, два, месяц да другой, поплакала, порыдала в пакетик вместе со своей лучшей подругой плесенью, а когда слезы иссякли, родила на радость себе любимой Гомункулуса-из-кружки. Маленького такого человечка, востроглазого да востроносого. Правда, почему-то зеленоватого, со светлым пушком на голове.
- Весь в меня! - гордо говорила зелёногорошечная кружка, представляя своего сына карандашным огрызкам. – А что пушок на голове, так это от папы! – и таинственно улыбалась.
Поначалу Гомункулус-из-кружки часто теребил свою мать расспросами, кем же был его папа – космонавтом или всё-таки героем, но потом перестал. Потому что влюбился. А когда любишь кого-то, то какая разница, кем был твой папа!
Избранницей Гомункулуса-из-кружки стала та самая надкусанная булка, проживавшая рядом с его матерью.
- Это ничего, что она такая старая, - говорил он своим друзьям-дискам, - зато она опытная. А опытная женщина – это вам не «эге-гей!», а самое что ни на есть настоящее «ого-го»! – и диски согласно шелестели своими вкладками. Единственная женщина на полке, пусть и надкусанная, пусть и чёрствая, действительно была «ого-гоем». На всю честную компанию. Правда, об этом факте диски скромно умолчали. Да и потом, разве влюбленному гомункулусу что докажешь?
Гомункулус-из-кружки уже хотел было делать своей любимой предложение руки и сердца, но тут в его счастливую, размеренную жизнь вмешался тот самый гениальный, но слегка сумасшедший дизайнер Вантузов. Он взял и съел надкусанную, зачерствевшую булку. Прямо на глазах Гомункулуса-из-кружки. Гомункулус-из-кружки, наблюдая смерть своей подруги, поклялся жестоко отомстить дизайнеру Вантузову. Каждое утро он отрезал зеленоватую частичку себя: то палец, то пушок, то ушко, а то глазик – и подкидывал дизайнеру Вантузову в еду и питьё. Вантузов ел, пил и тут же хватался за живот. Бежал в туалет и долго там сидел, не работая. Так он упустил многих богатых клиентов.
В один прекрасный день Гомункулус-из-кружки, с трудом вырвав из груди своей несчастное, разбитое сердце, подкинул в питьё Вантузова свою жизненно важную часть. Подкинул и… умер. А дизайнера Вантузова увезли на скорой. С обычным пищевым отравлением. Ну, оно и понятно – смотреть надо в оба, что ешь и что пьешь!





Ель-оптимистка  

23.12.2010  21:57

В одном дремучем-предремучем лесу, на глухой-преглухой опушке жила-была Ель. Да не простая, а оптимистка до самых корней. Причем, практически с самого рождения.

В тот год, когда она еще была маленьким крылатым семенем, жившим под землей, случился страшный лесной пожар. Горело всё! Берёзы и дубы, ясени и клёны, мхи и лишайники, папоротники и травы, змеи и ящерицы, жучки и паучки, звери и птицы… Даже грибы, и те горели.

Сгорела тогда и мать Ели. Она вспыхнула быстро и ярко, а затем рухнула на земь, прикрыв своим обожженным телом молодые ростки… Ель была слишком мала, чтобы увидеть, а тем более запомнить это. Но в тот момент, когда ель-мать упала в предсмертной агонии, маленькой крылатой семечке стало грустно и одиноко. Так грустно и одиноко, что в носу защипало, а на глаза навернулись слёзы. И Ёлка, будущая Ёлка заплакала горькими смоляными слезами, вызвав дружный смех у других семян. Крылатики, её родные братья и сёстры, хохотали над Елью, прихрюкивая от удовольствия, и дразнили её, называя «плаксой» и «рёвой-коровой».

Именно тогда Ель поняла, что никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя плакать. Надо быть сильной. Надо быть успешной. Надо быть… Да! В общем, надо быть оптимисткой и идти по жизни с улыбкой.

И Ель стала оптимисткой.

Когда люди, вдруг открывшие для себя дремучий-предремучий лес, как занятный туристический маршрут, вытаптывали братьев и сестёр Ели, она говорила: «Ничего! Зато они попадут в рай!»

Когда же ушлые туристы проходились по ней самой тяжелым ботинком или сапогом, Ель только кряхтела и отвечала кому-то невидимому: «Ничего! Страдания укрепляют…»

Когда злой жгучий мороз сковывал всё живое и неживое, Ель лишь улыбалась и скрипела ветвями: «Ничего! Зато скоро весна»

А когда весна задерживалась, Ель только и могла, что шептать: «Ничего! Значит, лето будет тёплым»

И лишь когда лесники под Новый год вырубали ее родню для продажи, Ель вздыхала и … не произносила ни слова. Нет, она не скорбела, она … Она просто завидовала! Ведь Ели-оптимистке безумно хотелось стать рождественским деревом. Так хотелось, что даже во сне она видела себя в разноцветных шарах, бусах, бантах и мишуре. Ель очень хотела приносить пользу человечеству. Хотя бы раз год. Хотя бы раз в жизни.

И, наверное, мечте Ели-оптимистки не суждено было сбыться, если бы не одна маленькая девочка из города V. Эта девочка однажды задала вопрос Президенту своей страны, а почему, мол, у нас зимой на главной площади города не стоит рождественское дерево. «У всех остальных стоит, а у нас – нет!» - на весь прямой эфир прозвучал её возмущенный детский голосок…

И пришлось после такого казуса чиновникам из V. задуматься не только о благосостоянии горожан. И решили они таки поставить на главной площади рождественское дерево. С разноцветными шарами, бусами, бантами и мишурой. Всё, как полагается.

И выбор чиновников пал наконец-то на Ель-оптимистку.

Когда Ель рубили, она, плотно сжав губы, подумала: «Ничего! Это сначала больно, а потом - приятно…»

Когда ее привязывали специальными тросами к вертолету, Ель даже слегка загордилась: «Ничего! Значит, они боятся меня потерять»

А когда ее подняли в воздух, Ель-оптимистка чуть не закричала от восторга: «Ничего! Теперь я точно принесу пользу людям!»

И ведь принесла!...

Уже над городом V. случилось странное. Тросы, что удерживали будущее рождественское дерево, лопнули один за другим, и Ель-оптимистка полетела вниз…

«Ничего, - сказала она сама себе в полёте, - зато я теперь, как птица…»

Сказала – и рухнула на того самого чиновника, что приказал доставить Ель в город V. по воздуху.

«Ничего… - простонала Ель. – Зато я увидела мир…» И по её стволу потекли горькие смоляные слёзы. Ель-оптимистка плакала. Второй и последний раз в жизни.

К сожалению, Ель так и не увидела, какую неоценимую услугу оказала человечеству. Чиновник, на которого она упала, умер по дороге в больницу, так и не придя в сознание.

Но, может, оно и к лучшему. Узнай Ель об этом, она бы никогда не простила себе гибели человека, пусть и чиновника. А чувство вины не заглушить никаким оптимизмом.






Цветочное настроение  

00.00.0000  00:00

Собственно, оно самое. Весна, цветы, зелень - сплошная красота и первоцветы.

 

ц

ц

ц

ц

ц

ц

ц

 

Ну и на закуску: а-ля натюрморт.  настоящим натю%F

Метки отсутствуют


IRROR на сайте
Аватар IRROR
Леди IRROR
из города Смоленск
67 уровень 17237 опыта

RSS

Портфолио
Свято-Успенский собор в Смоленске
Лампа в синем
Закатное
Отражение
цветы работы
физалис
Этюд в серых тонах
Вечерний этюд
О себе
Мисс непредсказуемая предсказуемость
Навыки и умения
графомания, фотография, вышивка крестиком, журналистика, кино, танцы, пошив одежды
Работаю над
Тружусь в газете "Комсомольская правда - Смоленск". Два в одном - фотограф и корреспондент.
Состоит в сообществах
Профессиональные метки
Комментарии
Аватар IRROR IRRORИмение ...  02.08.12  16:26

Спасибо. Тема действительно горькая. Но она касается не только памятников ...

Аватар IRROR IRRORИмение ...  02.08.12  15:55

На Смоленщине вообще с имения сложная ситуация. Большинство принадлежать местным ...

Аватар IRROR IRRORИмение ...  02.08.12  14:49

Про это имение много раз сюжеты снимали и писали. Ответ один — нет денег. Одну ...

Аватар IRROR IRRORПин-ап гёл  24.01.12  23:41

У меня прекрасное чувство меры ) О дифирамбах я даже не заикалась. Но к скромности ...

Аватар IRROR IRRORПин-ап гёл  24.01.12  23:26

Видела не мало ч/б пин-апа. Бетти Пейдж — мать пин-апа снималась исключительно на ...

Нет интернет соединения! Сохраните данные.